Проблемы истории. Учебники

Токмаджян Ваграм, учитель истории

Доклад в конфереции "Старые конфликты - новые поколения. Анализ общсеств и конфликтов на Южном Кавказе для разработки вариантов будущих решений". Тбилиси 2016

Пожалуй, именно история -самая политическая наука. Она подчиняется императиву дня и времени, и пишется так, как нужно господствующему в данный период режиму. Очень мало даже аутентичных текстов дошедших до наших времён, которые отражают действительность, объективный образ эпохи и логическую цепь событий. Они до нас подверглись многочисленным искажениям, которые в свою очередь оставили след в сознании общества или группы. А это в свою очередь обусловило отношения общества или группы не только внутри данной общности, но и вне её:  в отношениях с другими общностями и группами. Проблема ставится тем более остро, когда она касается конструирования взаимоотношений с региональными соседями.

Армения, находясь в сложном регионе, также не может избегать этих проблем. Но вместо рационального урегулирования решения проблем, как наше, так и соседние общества, идут путём их углубления.

Имея очевидный конфликт с двумя из четырёх соседей, а с остальными двумя- замороженный конфликт или конфликт на уровне исторической памяти, и всё это переносится в учебник истории или в преподавание истории (нельзя сказать, что в соседних странах ситуация обнадёживающая- автор этих строк не владеет информацией по данному вопросу, только по Ирану).

Такое восприятие и преподнесение истории искажают также отношения на личностном уровне с тем соседом, с которым не имеешь территориальных споров, экономически частично зависим, и значительная часть туристов -из этой страны. Мы говорим об Иране и гражданах Ирана. Значимая часть общества, которая осталась под воздействием властных и “учебниковых” наставлений, свои взаимоотношения на личностном уровне строит, исходя из внушенных постулатов. Это прямое отражение используемых приёмов в учебниках армянской истории, когда армяно-персидские взаимоотношения представляют только в военной составляющей, или армянская сущность отождествляется с христианской сущностью, преподносят историю в свете религиозного противопоставления. Яркий пример этого -миф о войне Вартана и его соратников, которая присутствует не только во всех учебниках истории[1], но и параллельных обществоведческих предметах и является гвоздём большинства мероприятий в общеобразовательных школах. И это сохраняется в учебниках, передаётся из поколения в поколение, при прямом посредничестве власти, служа как принцип противостояния. Этот же принцип применяется также в отношении не имеющего в регионе какого-либо интереса и давно уже не находящегося с армянами в противостоянии макроэтнической общности – арабов, против которых армянский национальный эпос  «Сасна црер» имеет политическую структуру борьбы. Оставаясь в чувственной сфере памяти части общества, оно обуславливает  отношение этой части общества к целой общности. Может быть данный субъект в жизни никогда не видел араба, но идеологическое наставление достаточно, чтобы он обуславливал свои взаимоотношения на этом фоне. Примеры многочисленны, но приведу лишь один из них. Во время одного из армянских национальных праздников ,Вардавара, все поливают друг друга водой. Это своеобразная игра, которая есть и у других народов. В процессе игры, когда кто-то проявляет обидчивость в связи с тем, что его обрызгали водой, поливающий водой начинает оправдываться, говоря: «Это вода, а не кровь араба». Это продукт достаточно глубинного восприятия. Здесь кроме противопоставления и подсознательной вражды, выдвигается утверждение, что вода чиста как явление, а кровь араба оскорбительна – она грязна.

Присутствующая в учебниках проблема и без того обусловлена государственным стандартом(Кртитерии), который обуславливает качество и содержание учебника. Несмотря на то, что в результате последовательной борьбы последних лет отдельная хула выведена из учебников, но тема ещё остаётся актуальной и рассматривается как прямое продолжение политики, которая отражается в учебниках. Возвращаясь к теме стандартов, должны констатировать, что если даже специалист попытается написать учебник с нейтральных позиций и участвовать в конкурсе учебников, то он попросту не может выиграть, потому что Стандарт уже обусловил содержание учебников.

Приведём отрывок из этого Стандарта: «Изучение армянской истории в старшей школе обусловлено подготовкой учащихся к дальнейшему образованию или трудовой деятельности, необходимостью воспитать их в национальным и патриотическим духе в обществе в современную переменчивую эпоху»[2]. Не углубляясь во все противоречия данной мысли, надо сказать, что она вступает в прямое противоречие одновременно с некоторыми статьями Конституции. Здесь авторы, непрерывно акцентируя на национально-патриотическую терминологию, рассматривают их  не в рациональной сфере, а в сфере противопоставления, в конце концов полностью обесценивая смысл этих понятии. Это приходит в учебник и в основе ставятся не приобретения данной общности, а противопоставление к другим общностям, в данном случае – соседям, в аспекте противоположения которыми идёт процесс самоутверждения. К сожалению, это заблуждение присутствует во всех государствах южно-кавказского региона. Если политическая линия СССР пыталась нивелировать это, лишая общества своей самобытности, то после обретения независимости эти общества не вошли в сферу рационального дискурса, пытаясь переоценить историю и привести к положительной ступени общежития, а средством той же истории углубили вражду.

  Однотипные темы становятся сильно подчёркнуто чувственными, когда совершают реверберацию к движению федаинов, Армянскому Геноциду или другим похожим темам. Здесь ставятся оскорбления – сброд, разбойники, марионетки и т.д.[3], содержащие конкретную тенденцию. Это приводит к более эмоциональным, а не к научным областям. В науке такая ярлычная терминология не приемлема. Конечно, проблема становится более глубинной, когда она для обеих сторон рассматривается как единственный выход из создавшейся ситуации, единственный способ «нахождения истины» или  противопоставления. Отсюда и вытекает политический аспект, когда действие конкретного адресата приписывают другому адресату, отчуждая учащихся от реальности и углубляя вражду.

Таких примеров много; в одном из учебников, авторы пишут: "...Не далеко от церкви св. Варфоломея на них напали регулярные войска и разбойники курдского племени марзик".[4]

Подобный пример присутствует и в случае армяно-татарских столкновений, когда, избегая реальных проблем от проводимой политики царского управления, в учебниках находит место следующая идея: "Непрекословно признавая авторитет своих "вожаков", отсталые мусульманские классы с легкостью подавались к призывам истреблению соседних  армян и ограблению их имущества".[5]

 

Аналогичный пример -Арцахский конфликт. Кажется, ни для кого не является секретом, что этот конфликт обслуживает политические интересы России, будь то царской, большевистской или современной. Однако, не привнеся реальные факты в учебник или пытаясь приравнять русский фактор и деятельность азербайджанцев, ответственные за предмет «История» входят в прямое противостояние и глубинную вражду с соседним обществом. Всё это целиком и с многочисленными описаниями присутствует в учебниках истории 12-ого класса[6].

Во многих случаях, в учебниках постоянно подчеркивается термин “враг” а не “противник”, или другие обзывательства. Это, безусловно, влияет на мышление учащихся. Вот несколько примеров. В учебниках 11-о класса авторы, говоря о русско-персидских войнах и роли армян в них, используют термин "персидские бандиты"[7]. На другой странице той же книги черкесы названы "шайкой разбойников"[8], а черкесские, туркменские и туркские  группы - сбродом[9]. В описаниях событий 1894 г. сталкиваемся с таким оформлением: "... амидский 3-х- тысячный отряд и другие башибузуки.."[10]. А в связи с  событиями 1896 г. авторы пишут; "Во главе иерея Егише Хачатряна  местные армяне разбили турецких полицейских и изгнали из города турецкий сброд"[11]. В целом, в этом учебнике мы, по разным причинам, около 100 раз встречаем слово “враг”.

  Примеры многочисленны, однако здесь происходит ещё одна, неконтролируемая проблема. Если даже возьмём лучшую модель учебников, свободную от всякой ксенофобии и характеристик, о которых я выше отметил, есть противоположный полюс. Это проблема преподавателей истории. Сегодня армянская история главным образом находится под влиянием историографических взглядов великодержавной и шовинистической организации АРФ дашнакцуцюн. Нужно достаточно длительное время для освобождения от этой ноши. Даже люди, которые не разделяют идеологические взгляды этой структуры, обучаясь в вузах, механически оказываются под их культурном влиянием-именно в аспекте исторической науки. С другой стороны, это выгодно властям, поскольку, создавая для общества врага, внимание сосредоточивая на внешнем секторе, они механически отвлекают внимание общества от внутренних многочисленных крайних проблем и эту общественную вражду в любое время используют, чтобы держать общность в атмосфере страха. Вражда на уроках истории начинается именно посредством преподавателей, которые преподносят свою воображаемую историю, которая внедрена в них в результате идеологического террора. И именно здесь мы имеем ксенофобское, не идущее на компромисс, оторванное от реальности и отождествляющее всё плохое  с соседом, поколение.

Как было отмечено выше, учебники становятся очень сентиментальными, когда речь идет о Геноциде или Карабахском конфликте. Для обосновании сказанного, приведем еще несколько примеров. Говоря о революции младотурок и ее последствиях, авторы пишут: "Принимая идеологию пантюркизма  для решения национальных проблем, и в первую очередь, Армянского вопроса,  авторы пошли путем самого свирепого и варварского метода". В том же разделе, обходя противоречия младотурков -дашнаков, авторы пишут: "На противодействия порвать связь, младотурки начали разжаловать армян, аннексировать их земли, на них направлять фанатичную исламскую толпу, еще чаще реализовать насилия и убийства".[12]

Не меньше и ярлыки, связанные с армяно-азербайджанским конфликтом. Но тут, к моему удивлению, меньше употребляется слово “враг”. Оно чаще заменяется словом “противник”, но во всяком случае, авторы не могут избегать ярлыков. Так, говоря о событиях в Сумгаите, авторы пишут: "... В городе Сумгаит в условиях полного бездействия и согласия милиции и  местных властей, произошло истребление (резня) армянского населения, со всеми проявлениями турецких свирепств...", а в другом абзаце продолжается маркировка: "Силы были весьма неравными, и агрессоры оккупировали Геташен и Мартунашен".[13]

На днях, в одной из зон отдыха, где экологическая ситуация была в высшей степени плоха, наткнулся на запись следующего содержания: «кто загрязнит, тот турок». Т.е. под влиянием прямой идеологической проповеди, соседнее общество становится врагом. Проживающий и контактирующий с тобой, в том же регионе, человек, его этничность становится видом брани. Это, конечно, создаёт сложнейшую модель общежития, выходы из которого очень туманны.

Конечно, мы были бы слишком примитивны, если бы всё это рассматривали только как проблему учебников и преподавания. Она имеет свои существенные составляемые, которые являются темой отдельного исследования.

Телевидение

Медиа

Учебники и преподавание

Военно - патриотические кружки.

 




[1] История Армении, Учебник для 10 класса, Ер., 2009.

[2] История Армении, Гос. Стандарт и программа дла общеобразовательных школ, Ер., 2009.

[3] История Армении, Учебник 11 класса, Ер., 2010.

[4]История Армении, Учебник 11 класса, стр., 88.

[5] История Армении, Учебник 11 класса, стр., 92.

[6] Истоия Армении, Учебник для 12 класса, Ер., 2011.

[7] История Армении, Учебник 11 класса, стр., 27.

[8] История Армении, Учебник 11 класса, стр., 68.

[9] История Армении, Учебник 11 класса, стр., 68.

[10] История Армении, Учебник 11 класса, стр., 86.

[11] История Армении, Учебник 11 класса, стр., 87.

[12] История Армении, Учебник 11 класса, стр., 105.

[13] История Армении, Учебник 12 класса, стр., 66

 

Համար: 
  • Deutsch
  • 日本語
  • Հայերեն
  • English
  • Georgian
  • Русский